2013 год

Дзержинское время, 2 августа 2012г.

Андрей Рехалов: Выигрышный вариант для всех

 Нынешнюю ситуацию в Дзержинске спокойной не назовешь. Только слепой или обманщик может говорить о том, что в городе нет политического кризиса. И одной из причин случившегося обострения стало подписание в октябре прошлого года мэрией соглашения с ОАО «ДВК», по которому водоканализационное хозяйство города отдали последнему в концессию сроком на 25 лет.

   На своих пресс-конференциях Виктор Сопин не раз заявлял о том, что известные личности в городе собирались захватить водоканал, а когда не удалось - ополчились против него самого. Оппоненты мэра усматривали в соглашении явные признаки коррупции. Много меся-цев его обсуждали и критиковали депутаты Городской думы. Звучали различные комментарии.
   При этом почти не слышно было представителей самого ДВК - организации, которая в течение ближайшей четверти века будет экс-плуатировать и реконструировать очень важную систему жизнеобес-печения города. Это вопрос решенный, поскольку в мае Дума после длительных споров и переговоров утвердила программу реконструк-ции на ближайшие 5 лет.
   Однако рядовых дзержинцев больше интересует не политика, а житейская экономика: не грозят ли им в будущем сбои в работе водоканализационного хозяйства и глобальный рост тарифов на его услуги?
   Информацию из первых уст мы решили получить у генерального директора ОАО «ДВК» Андрея Рехалова:
   - Андрей Иванович, ваше предприятие в последнее время стало «героем» одной из главных детективно-политических историй Дзержинска, оказалось в эпицентре громкого скандала...
   - К сожалению. Но у меня сложилось впечатление, что все люди, которые обсуждали и оценивали соглашение, были далеки от знания реальной ситуации и действующего российского законодательства.
   Начну с предыстории, в результате которой в концессию попала только часть имущества водоканала, а не весь комплекс. Как известно, ОАО «ДВК» является арендатором водоканализационных объектов с 2008 года. Мы работали по бессрочным договорам аренды. Около двух лет назад прокуратура Дзержинска озаботилась проблемой, что предприятие арендует объекты незаконно, и подала в суд. В апреле 2010 года суд признал наше законное право, но обязал администрацию провести конкурс для заключения долгосрочных договоров.
   Торги прошли уже 26 июля по отдельным видам имущества, которые были определены в судебном решении. Проводил их МУП «Комплекс», в хозведении которого оно находилось. ДВК эти торги выиграл. В результате водопроводные и канализационные сети города оказались у нас в долгосрочной аренде. Договоры были заключены на 15 лет.
   Затем появилось федеральное законодательство о концессии (во-обще-то первоначальная редакция ФЗ №115 была принята еще в 2005 году, но последние поправки в него вносились в 2010 - 2011 годах). И мы сами предложили администрации заключить концессион-ный договор. После обсуждения взаимных условий и обязательств та нас поддержала. И 7 октября 2011 года соглашение было подписано. Кстати, публично: с приглашением на мероприятие и депутатов, и прессы, и общественности.
   Нас часто спрашивают: почему нельзя было взять в концессию весь имущественный комплекс водоканала? На каком таком сомнительном основании произошло деление имущества? Вот вам самое что ни на есть простое и законное основание - решение суда и заключение «длинных» договоров аренды. В концессию вошла только та часть имущественного водоканализационного комплекса, которой ДВК управлял на условиях бессрочной аренды. А именно - районные очистные сооружения, центральная насосная и подкачивающие станции, городской и Тепловский водозаборы.
    - А почему без конкурса? Помнится, эта претензия была одной из основных, которые возникли у депутатов по поводу соглашения, к вам и администрации.
    - Все происходило в рамках закона. Договоры аренды, заключенные до июня 2010 года, можно было переводить в договоры концессии без проведения торгов. Чем мы и воспользовались.
   Наши критики, которые заявляли, что при проведении конкурса город мог получить больше денег от инвесторов, больше выгоды, забывают об одном: можно вложить и 10 миллиардов, да хоть 100, но инвестиции - это не меценатские пожертвования, их надо будет инвестору возвращать. А значит - существенно повышать тарифы для населения. Нужно это городу и горожанам? Я думаю, нет.
   Другой момент. Практика показывает, что конкурс далеко не всегда является благом. На нем выигрывает не всегда самый опытный и подходящий претендент. Бывают случаи, когда в конкурсах участвуют «залетные», никому не известные организации, непомерно роняют цены, а потом городские власти судорожно исправляют последствия действий непрофессионалов.

   Помнится, несколько лет назад на Пыре был конкурс на обслуживание теплопровода. Заявились известные организации - «Пырэнерго», НКС и другие. Но выиграла неизвестная дзержинская фирма, которая оценила свою работу в несколько раз ниже всех остальных. Когда их представляли в кабинете тогдашнего зама мэра по ЖКХ, ребята сказали, что у них есть опыт - они не один год проводят сантехнические работы и меняют трубы в магазинах. Как Пыра пережила ту зиму, один Бог знает. И где теперь эта компания?
   Вернемся к нашему договору: инвестиционные обязательства в            5 миллиардов рублей - это совсем не подарок ДВК. Это очень серьезные финансовые обязательства. И нам нужно немало потрудиться, чтобы их выполнить.
   Чтобы удовлетворить обостренный интерес общественности к ситуации, мы начали собирать информацию по договорам концессии, заключенным в других регионах России. И все известные прецеденты налагают на концессионеров обязательства намного легче наших. В Воронеже, к примеру, в городе с почти миллионным населением, водоканал отдали в концессию сроком на 30 лет. Фирму обязали выплатить взнос в 800 миллионов рублей, и еще 2 миллиарда она вложит в имущественный комплекс в качестве инвестиций.
   В Нижегородской области пока прецедентов нет. Мы первые. По моим сведениям, намерение пойти по нашим стопам есть у руководства водоканалов нескольких городов области. Они изучают дзержинский опыт.
   - Так почему же пырское водоканализационное хозяйство не вошло в концессию?
   - Повторюсь, в концессию вошло только то имущество водоканала, которым ДВК управлял на условиях бессрочных договоров аренды. А хозяйство Пыры в аренде у ДВК никогда не было. Мы обслуживаем централизованную систему водоснабжения города, в которую пырская система не входит.
   Сейчас много говорят о качестве питьевой воды в поселке. Это действительно проблема - количество железа в этой воде грубо нарушает санитарные нормы, превышает их в 4 раза. Но не надо делать вид, что проблема появилась только сейчас. Это не происки нерадивых руководителей или злобных коммунальщиков. Вода на Пыре всегда была такой. Дело в том, что там в принципе отсутствуют очистные сооружения. Есть
2 скважины, 2 водонапорные башни, из которых вода без всякой очистки подается в водопровод.
   Проблема серьезная, ее надо решать, но не на уровне обслужи-вающих организаций. И некоторые шаги в этом направлении сделаны. Сейчас в городской администрации, совместно с нашими специалистами, обсуждается такой вариант, как строительство отдельной нитки водовода на Пыру и ее подключение к дзержинской водопроводной системе. Идею строительства собственных очистных сооружений в поселке тоже рассматриваем.
   Проект масштабный, потянет не меньше чем на 50 миллионов. Нужны инженерные изыскания, разработка проекта. При хорошем раскладе его можно будет воплотить в жизнь не раньше чем через 2 года. ДВК готов в нем участвовать на паях с городской администрацией.
    - Расскажите, пожалуйста, в чем заключается смысл концессии. В чем ее преимущества? Кто выиграет от заключения концессионного соглашения - город, жители или ОАО «ДВК»?
    - Город сохраняет свое имущество полностью. ДВК как концессионер только управляет им, улучшая его и вкладывая собственные деньги в реконструкцию и обновление (арендатор не обязан инвестировать средства в реконструкцию, она проводится за счет собственника). При этом вновь построенные объекты тоже остаются в собственности муниципалитета. Концессионер несет полную ответственность за вверенное ему «добро».
   Так что в итоге город получит имущество водоканала в усовершенствованном, реконструированном виде. Разве это не прямая выгода для города?
   Горожане будут получать качественные услуги водоснабжения и водоотведения по доступным ценам и без сбоев.
   Конечно, мы рассчитываем вернуть свои инвестиции с прибылью. Однако в значительной степени - за счет внедрения энергосберегающих технологий и процессов.
   Главная выгода ДВК - долгосрочная перспектива в работе. Согласитесь, вкладывать миллионные средства в реконструкцию имущества, которое арендуешь на год, а потом легко можешь потерять, никто не будет. Потому странно было слышать предложения некоторых наших депутатов: давайте отдадим ДВК водоканализационное хозяйство в концессию на 2-3 года, а там посмотрим. На мой взгляд, абсолютно нежизнеспособный и нелогичный подход.
   - Андрей Иванович, расскажите об основных направлениях предполагаемой реконструкции. Что хорошего вы собираетесь сделать?
   - Работа пойдет (и уже ведется) по трем направлениям: техническое перевооружение районных очистных сооружений (РОС), реконструкция главной водопроводной насосной станции. Кроме того, ДВК планирует за три года построить в городе 26 модульных подкачивающих насосных станций, которые позволят решить проблему отсутствия напора воды на верхних этажах многоэтажек. Первые три станции поставим уже в нынешнем году - на ул. Попова, 36 б, около «домов с привидениями» на ул. Самохвалова и на         ул. Удриса, 7 а.
   Мы намерены полностью перестроить главную насосную станцию. Устаревшие, выработавшие ресурс за 10-20 лет эксплуатации отечественные насосы заменим на новые, австрийские. У них очень высокий КПД (до 90%) и отличная управляемость, что позволит повышать - понижать давление воды в городе плавно, без скачков и перебоев. Поменяем на станции всю запорную арматуру - задвижки, клапаны и т.д. Поставим новую импортную трансформаторную подстанцию.
   У ДВК также готов масштабный план реконструкции РОС. Мы еще до подписания концессии начали воплощать его в жизнь. Там тоже будем менять насосы. Выбор пал на очень надежное и энергосберегающее шведское оборудование. Строим централизованную автоматическую систему управления и диспетчеризации. Контроль всех параметров и управление процессами будет проводить автоматика, а не целые смены диспетчеров и аппаратчиков, как сейчас.
   - А что-нибудь будет делаться для повышения качества питьевой воды в городе? Оно тоже вызывает нарекания.
   - За последние несколько лет мы уже значительно продвинулись в этой работе. На Тепловском водозаборе провели и продолжаем про-водить замену песочной «начинки» фильтров для очистки воды. Результат уже есть. Пробы показывают, что содержание железа в питьевой воде дзержинцев снизилось в 2-3 раза.
   Конечно, на качестве воды сказывается вторичное загрязнение - качество ухудшается после прохождения по старым ржавым трубам. В идеале нужно было бы поменять всю водопроводную систему в городе. Однако для этого нужны столь колоссальные средства (по приблизительным прикидкам, от 15 до 20 миллиардов), которые не потянет ни городская, ни даже областная казна. И конечно, это не задача эксплуатирующей организации.
   - Вы ничего не сказали про строительство 2-й нитки Теп-ловского водозабора. Этот проект включен в программу реконструкции в рамках соглашения?
   - Да. Но пока вопрос повис в воздухе из-за неясной позиции областных властей, которые то ли намерены, то ли нет отказаться от участия в строительстве. Кто, в каких объемах будет финансировать работу, неизвестно. Город весь проект вряд ли потянет. Даже при условии, что называемая нынче предполагаемая сумма завершения строительства - 220 миллионов рублей - реальна. В чем я лично сильно сомневаюсь. Скорее всего, цифра сильно занижена.
   На мой взгляд, сейчас оптимальным было бы включить в работу ту часть водовода, которая уже построена. Тогда, по крайней мере, она не будет стоять без охраны, разрушаться и разворовываться. Правда, для этого тоже требуются некоторые финансовые вложения.
   - Теперь давайте поговорим о тарифах. Народ эта тема волнует, пожалуй, больше всего. Называется очень масштабная сумма инвестиций. А ну как все эти деньги включат в стоимость услуг? Как, к примеру, в ситуации с новым полигоном ТБО: инвестор вложил в строительство 1 миллиард и так высоко оценил свой вклад в экологию, что, с согласия РСТ, поднял тарифы на вывоз мусора сразу в три раза.
   - Откуда мы возьмем 5 миллиардов? Не раз задавали нам вопрос. Возможны несколько источников. Главное - мы взяли на себя обяза-тельства и их выполним. В противном случае, из-за нарушения договора ДВК потеряет право на концессию.
   Естественно, мы рассчитываем на возвращение вложенных средств и получение прибыли. Но мы четко представляем себе, куда и сколько надо вложить денег, чтобы в итоге получить максимальную экономию. Практически весь список работ, которые вошли в программу, состоит из мероприятий, которые дадут быстрый экономический эффект за счет энерго-, ресурсосбережения. Чтобы «отбить» таким образом большую часть инвестиций, не включая их в тарифы для населения.
   Хотя не буду лукавить, тарифы тоже будут повышаться. Постепен-но, в рамках закона и с согласия региональной службы по тарифам. В нынешнем году, как уже было объявлено, тарифы на услуги ДВК вырастут в общей сложности на 9,8%. А если считать не арифметическим сложением, а по сути, - рост тарифа на воду и канализацию для населения по году в целом составит 4,3%. Ниже, чем в среднем по области.
   - Спасибо за беседу.

Елена Бахтина